В руках у меня уникальная работа - Каталог выставки работ А.А. Мыльникова, проходившей в залах Академии Санкт-Петербурга в феврале 1999 г.

 

 

Прекрасно оформленный, он вышел в 2002 г. в издательстве «Художник и книга», г. Москва. Выставка посвящена А.А. Мыльниковым памяти его незабвенной жены и верного друга Арии Георгиевны. Вступительная статья к Каталогу профессора А.Б. Алешина вводит нас в жизнь и творчество одного из наиболее известных художников России, вице-президента Российской академии художеств, профес¬сора, лауреата многих государственных премий. Автор статьи подчеркивает, что работы А.А. Мыльникова, неважно, живопись ли это, графика или скульптура, жанровые композиции или камерные пейзажи и натюрморты - это всегда попытка морального обоснования взаимоотношений человека и природы, где свет и тьма, добро и зло, горе и радость обретают высокое эстетическое звучание. И на поставленный перед собой вопрос: на какой почве вырос такой мастер, заключает: «Говорят, что мудрость приходит с годами через опыт и страдания. Талант дает Бог. Моральные основы и характер закладывает семья, а воспитание и образование лишь совершенствуют наши природные дарования..." Далее автор пытается раскрыть высказанный постулат через историю семьи и людей, окружавших мастера. Но скудны эти сведения, ведь тем, кто происходил "из бывших", как наш герой, приходилось о многом не упоминать, многого "не знать".
По этой причине мы также не можем сделать полную родословную нашего именитого земляка А.А. Мыльникова, внука Николая Алексеевича Ухина. Н.А. Ухин, представитель Покровского купечества, лично-почетный гражданин слободы Покровской, большой меценат, ныне удостоен (посмертно) звания "Почетный гражданин города Энгельса". Первые обнаруженные в архивах материалы о нем описаны и опубликованы в первом томе книги "Под Покровом Богородицы" (с.241-243). Нам пока не удалось установить, где родился Николай Алексеевич, но видимо не в Покровске, иначе архивисты обнаружили бы запись о его рождении в одной из метрических книг покровских церквей. Да и внук А.А. Мыльников говорил, что дед не был коренным покровчанином. Запись же о смерти и месте захоронения в 1914 г. обнаружена. Городские власти восстановили его могилу на правой стороне у стены Свято-Троицкой церкви, где он теперь не одинок: рядом упокоен в 2003 г. первый настоятель церкви после ее восстановления в начале 90-х годов XX века - отец Александр.
Захоронения умерших граждан слободы с конца XIX века проходили на городском кладбище, находившемся на горе, где в 1895 г. поднялась кладбищенская Александро-Невская церковь. На территории церк¬вей хоронили только людей, имевших особые заслуги. Заслуги у Н.А. Ухина были. Он построил богадельню на пл. Свободы и был ее попечителем, подарил Свято-Троицкой церкви и городу дом по ул. Новоузенской (Нестерова) под № 1. В нем располагалось епархиальное женское училище, позднее профтехшкола, затем Немпединститут, ныне жилой дом. На свои средства он устроил в этом здании домо¬вую церковь, купол которой хорошо просматривается на старых фото¬графиях. И это далеко не полный перечень заслуг мецената, замечательного человека и семьянина.
Служат нам и другие дома, принадлежавшие Николаю Алексеевичу, его большой, дружной семье. О них мы узнали из списка поселян слободы на 1914 г. с указанием улиц. В двухэтажном особняке на Базарной площади (пл. Ленина, д. 36) жила семья из 7 человек (3 - мужского пола, 4 - женского). Это дом, который передан под картинную галерею А.А. Мыльникова - филиал Художественного музея им. А.Н. Радищева. И в этом заслуга самого художника, общественности и администрации города. Возможно, уже в этом году мы сможем ознакомиться с рядом работ, переданных в дар городу Мастером и его учениками.
Известен и дом в Казанском переулке (на 1919 г. - д. № 37), ныне ул. Красноармейская. Он также принадлежал в 1914 г. Николаю Алексеевичу и в нем проживало 7 человек (5 - мужского и 2 - женского пола), а затем, после его смерти, - наследникам. В этот дом приехала к брату, видимо, после ареста и расстрела мужа, Вера Николаевна Мыльникова-Ухина и в нем появился на свет будущий художник. Он родился 22 февраля 1919 г. Запись о рождении, произведенная в исполкоме Покровского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депута¬тов, в подчинении которого был ЗАГС, дала нам интересные сведения о родителях: мать - Вера Николаевна, 40 лет, домашняя хозяйка, отец - Андрей Константинович, 50 лет, инженер, - оба грамотные. И хотя в записи, сделанной представителями новой советской власти исчезло слово "восприемники", но появилась иная графа  - "кто заявил о рождении ребенка". Весьма примечательно, что о рождении его заявила родная тетя Мария Николаевна Зеленская (урожденная Ухина), которая, по воспоминаниям Андрея Андреевича, училась позднее у Д.Н. Кардовского в Петербурге, затем во Франции, и она сыграла, наряду с мамой и семьей графика А.И. Кравченко (г. Москва) большую роль в воспитании его как художника.
Ценные сведения, почерпнутые из свидетельства о рождении, позволили нам не только определить возраст родителей Андрея Андреевича, но и найти запись в метрической книге за 1879 г. о рождении Веры Николаевны Ухиной. Она родилась 21, крещена 28 августа. В графе "сведения о родителях" читаем: "Государственный крестьянин Николай Алексеев Ухин и законная жена его Марья Григорьева, оба православные". Восприемниками новорожденной стали Степан Григорьевич Тихонов, один из богатых и уважаемых в слободе людей, и "крестьянина Николая Ухина дочь, девица Олимпиада". Надо думать, что это старшая дочь Николая Алексеевича и, возможно, нам удастся найти записи о ее рождении и о рождении всех других его детей.
Таинство крещения Веры Николаевны совершил уже известный нам настоятель Свято-Троицкой церкви священник Василий Иванович Дроздов и дьякон Александр Филагриевский.
К сожалению, мы не знаем, какое образование получила Вера Ни¬колаевна, возможно, домашнее, но из записи о рождении сына и его воспоминаний, складывается мнение о ней как о грамотном и разно¬сторонне одаренном человеке.
Мы еще не знаем до сих пор о других членах семьи и домах, принад¬лежавших Ухиным. Это, к примеру, дом по Церковному переулку, где проживали две особы женского пола, члены семьи Николая Алексее¬вича.
Необходимо нам также уделить внимание его отцу - Андрею Кон¬стантиновичу Мыльникову. Судя по тому же свидетельству о рожде¬нии сына, он - 1869 года рождения. Но родился то ли в Костроме, то ли в г. Нерехта, входившем в состав Костромской губернии, мы пока не знаем... Из воспоминаний матери, Андрей Андреевич знал, что отец работал в Тамбове на железной дороге. И тут помогло "архивное братство".
Сотрудники Тамбовского областного государственного архива нашли, что Андрей Константинович Мыльников, инженер-механик, работал в тамбовских вагонных мастерских, в настоящее время - Тамбовский вагоно-ремонтный завод. В 1907 г. он был начальником мас¬терских, проживал, по сведениям на 1912 г., в общественном доме на территории станции. "Справочная книжка" и "Адрес-календарь Там¬бовской губернии на 1915 г." определили уже и точный адрес: обще¬ственный дом № 110, кв. 1. В каком году Андрей Константинович при¬был на работу в Тамбов после окончания института инженеров путей сообщения в С.-Петербурге, нам еще предстоит установить, но в нача¬ле XX века он работал уже в Тамбове.
В документах Тамбовского отделения Рязано-Уральского жандармского полицейского управления железных дорог сохранилось "Дело о проведении дознания по выявлению лиц, покушавшихся на жизнь начальника вагонных мастерских ст. Тамбов инженера Мыльникова". Инцидент произошел в ночь с 1 на 2 сентября 1907 г., когда по долгу службы начальник шел в мастерские для проверки ночного дежурства. Внезапно раздались два револьверных выстрела. В результате сопровождавший А.К. Мыльникова рабочий В.Г. Заливин был убит, началь¬ник мастерских получил огнестрельное ранение.
Расследование показало, что еще за 2 месяца до происшедшего, Мыльников был предупрежден о готовящемся на него покушении со стороны тамбовских социалистов-революционеров. Анонимный корреспондент газеты "Тамбовский край" утверждал, что к покушению могли быть причастны члены союза русского народа, т.к. некоторые рабочие-железнодорожники, входившие в союз, были незадолго до этого уволены со службы А.К. Мыльниковым.
В подтверждение правоты своего утверждения безымянный автор привел текст телеграммы, направленной 26 августа 1907 г. собранием членов союза в адрес товарища министра путей сообщения: "Не смотря на теплое сочувствие, выраженное Вашим превосходительством союзу русского народа, члены его терпят в Тамбове жестокие притеснения от начальника вагонных мастерских Мыльникова, предпочитающего революционеров членам русского союза".
Жандармское расследование результата не дало и 10 декабря того же 1907 г. дело было прекращено. Интересно, что тот же автор подчер¬кивал: "... что же касается личности А.К. Мыльникова, то он пользуется любовью рабочих за свои корректные и добрые отношения к ним и считается добросовестным и строгим служащим железной дороги".
В уже упомянутой нами "Справочной книжке" и «Адресе-календаре Тамбовской губернии на 1915г.» указан не только точный адрес проживания. Помимо основной его должности начальника мастерских названа и общественная: председатель общества полезных развлече¬ний для служащих и рабочих станции Тамбов, что позволяет сделать вывод о неординарности личности отца замечательного художника, нашего земляка, Андрея Андреевича Мыльникова - Ухина: До сих пор не раскрыта тайна ареста и гибели в Тамбове Андрея Константиновича в 1918 году. Так что совершенно прав автор предисловия к Каталогу: почва, на которой вырос большой художник, это прежде всего его семья: семья Ухиных - Мыльниковых. А нам остается только гордиться замечательным художником - земляком и работать далее над архивными материалами.
Автор продолжала поиск, памятуя, что "осилит дорогу идущий" и "воздастся готовому всегда идти вперед". Но сколько было терний на пути.
Первое разочарование: в Костромском государственном архиве в пожаре погибли документы церкви города Нерехты за интересующий нас период. Не хотелось отчаиваться. Ведь письма "полетели" не только в Кострому, но в С.-Петербург, в Москву...
И вот первая ласточка удачи. Коллеги из Центрального государственного исторического архива С.-Петербурга сообщали, что Андрей Константинович Мыльников, 1866 (!) года рождения, окончил в 1892 году Императорское Московское техническое училище. Получил назначение на службу в Тамбовские мастерские службы подвижного состава и тяги Рязано-Уральской железной дороги: с 1 ноября 1899 г. - вагонный мастер. В 1902 году инженер-механик уже исполнял обязанности заместителя начальника мастерских... Был холост. Не произошла еще его встреча с Верой Николаевной Ухиной из Покровской слободы, от позднего брака с которой появился на свет в феврале 1919 года замечательный художник и прекрасный человек.
"Выписка метрической книги актовой записи о родившихся за 1866 год по Владимирской церкви города Нерехты", свидетельствующая, что 26 июля в семье "Ярославского мещанина Константина Павлова Мыльникова и жены его Анны Андреевой родился сын Андрей.
В документах Центрального исторического архива г. Москвы сохранились документы Московского технического училища и личные дела учащихся, среди которых и дело Андрея Константиновича Мыльникова. Прошло еще несколько месяцев... И были получены бесценные свидетельства жизни семьи.
После смерти мужа «мещанская вдова» Анна Андреевна переехала в Кострому, чтобы дать своему единственному сыну хорошее образование. Здесь она снимала квартиру на Новоцаревской улице в доме Миролюбова. Андрей учился в Костромском реальном училище с августа 1882 г. по 8 июня 1885 г. Успехи у него были разные: от отличных отметок по Закону Божьему, географии; хороших - по русскому языку, истории, алгебре, рисованию, черчению; до удовлетворительных - по начертательной геометрии, тригонометрии... Но аттестат об окончании училища не давал права для поступления в одно из высших учебных заведений страны. Сын же и его мама мечтали о продолжении образования. Такую возможность давало поступление в дополнительный класс механико-технического отделения того же реального училища. Кроме общеобразовательных наук, здесь шло углубленное изучение механики и механических технологий моделирования, черчения, строительного искусства, нивелирования, землемерия и счетоводства. 8 июня 1886 г., получив свидетельство об окон¬чании дополнительного класса, А.К. Мыльников с Анной Андреевной выехали в Москву. 12 июля того же года она подала прошение на имя директора Императорского Московского технического училища с просьбой допустить ее 19-летнего сына к "конкурентному испытанию в первый общий класс приходящим учеником". Первый год обучения был окончен отлично. Но материальное положение семьи не позволяло ему далее на квартире. А это значило, что продолжение образования оказалось под большим вопросом.
И Анна Андреевна обратилась с ходатайством к директору училища с просьбой о переводе сына из приходящих учеников в число "казеннокоштных". Она писала:"... не имею решительно никаких средств не только воспитывать своего сына Андрея Мыльникова, но и к жизни. К прошению Анна Андреевна приложила свидетельство, которым староста города Нерехта подтверждал ее бедственное материальное положение и подчеркивал, что вдова не только не имеет собственных средств, но даже "не может рассчитывать чью-нибудь помощь и поддержку в этом вопросе".
На ее прошении сохранилось несколько резолюций. Одна из них оказалась судьбоносной: 21 сентября педагогический совет училища принял на государственное обеспечение Андрея Мыльникова. И он оправдал чаяния и надежды своей матери и педагогов.
27 мая 1892 г. Андрей Константинович Мыльников получил аттестат об окончании инженерно-механического отделения "при отличном поведении и отличных успехах в науках" и звание инженера-механика. Педагогический совет присвоил ему "право ношения на правой стороне груди Высочайшеутвержденный знак отличия"...
(по материалам статей заслуженного работника культуры РФ, члена Союза журналистов России Е.М.Ериной, опубликованных во 2 и 4 томах книги «Под Покровом Богородицы».)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить